Пилот чкаловского покроя Сергей Александрович АСЯМОВ

(Работал в Якутской Авиации с 1937 года по 1941 год)


«Я рядовой летчик... Вожу  на самолете почту, пассажиров, металл и пушнину. Вот уже три  года работаю на воздушной линии Иркутск-Якутск и за отличную работу мне присвоено звание стахановца...

Планы свои я перевыполняю из месяца в месяц. Аварий не  имел. Не было и так  называемых «особых случаев». Моя «анютка» – Ант-7, на котором я летаю, – хорошая легкая машина. После полетов меня ждет любимая жена и товарищ.  Мы вместе учимся, и я готовлюсь стать инженером. Это моя мечта».

С 1937 года С.А. Асямов работал в Ленской авиагруппе полярной авиации. Кроме рейсов на линии Иркутск – Якутск – Тикси, ему поручались разовые ответственные полеты. В летнюю навигацию 1938 года С.А. Асямов выполнял ледовую разведку в восточном секторе Севморпути.

С первых дней июля 1939 года экипаж С.А. Асямова на  летающей лодке «Дорнье Валь» выполнял ледовую разведку в восточном секторе Арктики от Берингова пролива до мыса Блоссом на о. Врангеля. В том же году Ленская авиагруппа начала эксплуатировать две американские 24-местные летающие лодки «Дуглас DF», которые в обиходе назывались «морской Дуглас». Одним из командиров этого самолета стал С.А. Асямов.

В апреле 1941 года Ленскую авиагруппу расформировали. Часть личного состава и самолетов, в том числе и два «морских Дугласа», передали в Якутскую авиагруппу ГВФ. На этой замечательной машине С.А. Асямов летал до самой войны.

На второй день войны группа летчиков, работающих или  работавших ранее в полярной авиации, обратилась в Государственный Комитет Обороны (ГКО) с просьбой направить их в действующую армию. ГКО просьбу удовлетворил. На основе этой группы сформировали 81-ю авиадивизию дальнего действия во главе с М.В. Водопьяновым. Дивизия получала на вооружение новейшие тяжелые четырехмоторные бомбардировщики ТБ-7 (Пе-8). При нормальной полетной массе 27 тонн самолет мог брать 2 тонны бомб, имел дальность полета до 5800 км, на высоте 8000 м имел скорость 403 км/ч и достигал потолка 10800 м.

С первых дней войны немецкая авиация совершала налеты на Москву, Ленинград и другие крупные города страны. И тогда советское Верховное Главнокомандование решило нанести удары возмездия по Берлину. В ночь на 8 августа экипажи ВВС  Балтийского флота на самолетах ДБ-3 совершили первый, и очень успешный, налет на «логово» третьего рейха. Еще неизвестны были результаты этой операции, когда Водопьянову приказали выполнить налет на Берлин силами 81-й авиадивизии.

Вечером 10 августа 11 бомбардировщиков ТБ-7 (Пе-8) вылетели с аэродрома в Пушкино под Ленинградом. Надо сказать, что полет готовили в спешке, и это не замедлило сказаться. На родной аэродром вернулись лишь пять бомбардировщиков, один из них вел капитан Асямов.

С юных  лет Сережу тянуло к технике. После окончания в 1921 году семилетки учился в школе ФЗУ, затем работал монтером на телефонной станции. Однажды на сухопутном аэродроме Красноярска приземлился самолет, совершавший перелет Москва – Токио. Вид этой необыкновенной машины, ее полет зародили в юноше мечту стать летчиком. Когда в 1929 году призвали в армию, попросился в авиационные части. Уважили. Его рвение, любовь к авиации не остались незамеченными: послали учиться на  техника, затем в летную школу. Как он радовался, когда получил свидетельство пилота!

С особой теплотой вспоминал два с половиной года инструкторской работы в морской авиашколе. В 1933 году он  с некоторым сожалением расстался с армией, имея 600 часов налета, но  и в Аэрофлоте нашлась интересная летная работа.

20  февраля 1942 года группу летчиков авиации дальнего действия (АДД)  удостоили правительственных наград и среди них ордена Красного Знамени – С.А. Асямова. В представлении к награде говорилось, что он  «имеет 10 ночных боевых вылетов  на бомбардирование глубоких тылов, ж-д. узлов и промышленных объектов противника. Сброшено 32 тонны бомб.

Будучи орденоносцем, он еще 18 раз водил группы самолетов бомбить железнодорожные узлы Вязьмы и Смоленска, морской порт Данциг. Налеты были результативны, но и смертельная опасность подстерегала летчиков в каждом таком рейсе.

Вот извлечение из представления майора С.А. Асямова к званию Героя Советского Союза: «... Выполняя боевое задание в сложных метеоусловиях, попадая в обледенение и сплошную облачность при полной невидимости земли, Асямов уверенно ведет корабль к вражеской цели. Указ о присвоении Сергею Александровичу звания Героя вышел 20 июня 1942 года (уже  после гибели летчика)

Находясь над целью, часто подвергался обстрелу из зениток крупного и среднего калибра и попадал в лучи  прожекторов. При этом проявлял исключительное хладнокровие и выдержку, стремясь отлично выполнить боевое задание и сбросить бомбы только в цель.

В первых числах марта Сталин поинтересовался у командующего АДД А.Е. Голованова, как лучше и быстрее попасть в Вашингтон самолетом? Ответить тут же  на  неожиданный вопрос Голованов не мог и попросил время для проработки различных вариантов. Под видом ознакомления с ними он предложил совершить в Англию первый полет. Предложение было утверждено, и началась подготовка. Прежде всего, нужно было решить вопрос о составе экипажа. 

Выбор остановился на Сергее Александровиче Асямове. По характеру Асямов был человеком чкаловского «покроя», безупречно владеющим полетом в любых условиях и не  теряющимся в самой сложной обстановке. Вылет назначили на  вечер 28 апреля. В бомбардировщике ТБ-7 (Пе-8) устраиваются пассажиры – работники Наркомата иностранных дел СССР. Экипаж занимает свои места. Самолет трогается с места, медленно набирает скорость и вот уже стремительно движется по бетонным плитам полосы, взлетает…. Пробыв в воздухе 7 часов, приземлились на аэродроме Тилинг (Шотландия). Затем часть экипажа Пе-8 во главе с Асямовым и пассажиры на  английском самолете «фламинго» вылетели в Лондон.

На следующий день их принял посол СССР в Великобритании И.М. Майский и пригласил на  торжественное собрание по случаю праздника 1 Мая. «Наши офицеры, да и англичане, хотели бы ознакомиться с вашим воздушным кораблем. Можно это устроить?» – обратился в перерыве собрания Майский к Асямову. Сергей Александрович дал согласие.

Здесь, на Британских островах, в результате несчастного случая закончился жизненный путь С.А. Асямова.

Прошли годы... Имя Героя Советского Союза С.А. Асямова не забылось. Оно дорого якутянам, его чтят  те, кто связал свою жизнь с Севером. В послевоенные годы по Лене плавал буксир «Летчик Асямов». Именем Асямова названы бухта о. Петра в море Лаптевых и улица в поселке Зырянка Верхнеколымского улуса.