Мирные и огненные трассы Ефима Даниловича ПАРАХИНА

(Работал в Якутской Авиации с 1939 по 1941 год)


В конце января 1939 года пилот Ефим Парахин прибыл в Иркутск, в Восточно-Сибирское управление гражданского воздушного флота и получил назначение в Якутск на должность старшего пилота 234-го авиаотряда спецприменения. К этому времени, после окончания тамбовской школы пилотов, он уже имел за плечами трехлетний стаж летной работы в Средней Азии.

Созданный в октябре 1938 года на базе исполкомовской авиации отряд специального применения располагал несколькими самолетами У-2, АИР-6 и ПС-4 с маломощными моторами, плохо приспособленными к полетам в трескучие сибирские морозы. Авиаотряду предстояло в кратчайший срок установить воздушную связь с районами в радиусе 500 км  от  Якутска. Вместе с пилотами  И.Н.  Симаковым (в годы войны стал Героем Советского Союза), Б.А. Ботовым, Б.С. Осиповым (в послевоенные годы – Герой Социалистического Труда), Н.Г. Угаровым, техниками Г.Г. Баклановым, И.М. Милетинским и другими, Парахин стал осваивать воздушные трассы, связывавшие Якутск с Борогонцами, Чурапчой, Сангаром, Амгой, Бердигестяхом, Ытык-Кюелем...

Несмотря на полеты над безориентирной местностью и без радионавигационных средств, Парахин работал хорошо, зарекомендовал себя отличным специалистом. В день празднования 1 Мая Долгов и Парахин организовали зрелищный воздушный парад над демонстрантами в центре Якутска. В августе того же 1939 года, в честь Дня Воздушного  Флота СССР, Ефима Даниловича за безаварийную работу премировали двустволкой, а месяц спустя назначили заместителем командира отряда по летной части.

Небольшой, но сплоченный коллектив отряда спецприменения все тверже становился на ноги, имел впечатляющие результаты работы: за семь месяцев 1939 года совершили 1148 рейсов, налетали 1931 час, перевезли 946 пассажиров, около 45 тонн почты и груза. Парахин тоже набирался опыта и мастерства: в феврале 1941 года ему присвоили звание пилота второго класса. А в начале июня он  перевелся в транспортный авиаотряд – хотел осваивать более солидные воздушные суда... Но наступило 22 июня, круто изменившее жизнь всей страны.

В августе 1941-го в Новосибирск на курсы высшей летной подготовки отправилась большая группа летчиков якутской авиагруппы, и Парахин в их числе. По окончании трехмесячной учебы большинство из них попало в действующую армию.

На почти безоружном и тихоходном самолете Ли-2 Парахин стал работать командиром экипажа в Московской авиагруппе особого назначения (МАОН), обслуживая нужды фронта.

Вскоре после завершения битвы под Москвой, в апреле 1942 года, командующий авиацией дальнего действия генерал А.Е. Голованов отозвал из МАОН большую группу летчиков-сибиряков. Парахов стал летать на дальнем бомбардировщике.

Новый 1943 год он встречал в фашистском лагере. В это время его родители получили письмо – официальное извещение командира 752-го авиационного полка о гибели их сына. И другое письмо. Его Парахин получил в саратовском госпитале уже после ликвидации сталинградской группировки фашистов. Писал командир полка подполковник И.К. Бровко: «Здравствуйте, товарищ Парахин! Сегодня мы получили Ваше письмо. Представляю себе, что Вы пережили в лагере пленных... Когда выздоровеете, приезжайте к нам обратно. Сообщили Вашим родным, что Вы освобождены из плена. Работы нам хватает. Люди все на местах. Дела идут хорошо...»

Ноябрь 1943 года. Экипаж Парахина вылетел в группе самолетов Ил-4 на боевое задание. На железнодорожной станции Апостолово обнаружили скопление вражеских эшелонов с боевой техникой и живой силой противника. Необходимо было все это уничтожить, а экипажу Парахина, сбросив бомбы, затем визуально и фотографированием определить результаты бомбового удара. Поэтому он заходил на цель последним.

Теперь предстояло самое трудное: заход для фотографирования. Тут уж надо держать боевой курс без всяких маневров. На этот раз не все снаряды пролетели мимо. Замолчал один мотор, в кабине остро запахло бензином. Стрелка бензиномера быстро поползла в сторону нуля, значит, выливается горючее.

Трудно управлять бомбардировщиком Ил-4 при  одном работающем моторе, да еще в такую темную ночь. Генератор не  работает, освещения в кабине нет, показаний приборов не  видно, радиосвязи с землей тоже нет. «Где  и как  закончится этот полет?» – подумал Парахин.

Другие экипажи уже  отдыхали, когда самолет Парахина дотянул до аэродрома.

...Парахину пришлось участвовать еще во многих боях. А 25  апреля 1945 года он совершил последний боевой вылет – бомбил Берлин.