Воздушный охотник Александр Иванович АЛЕКСЕЕВ

(Работал в Якутской Авиации с сентября 1949 года по 1979 год)


Долгим был путь Александра Алексеева на фронт. В июне 41-го его, восемнадцатилетнего столяра учебно-производственных мастерских узбекского городка Шахрисабза, сначала направили в Джамбульскую школу пилотов, затем перевели в эвакуированную во  Фрунзе Одесскую школу пилотов, а в апреле 1943 года Алексеева с группой однокурсников перевели в Чебоксары, в авиашколу, где готовили ночных бомбардировщиков У-2ВС.

В июне 1944 года молодой летчик прибыл в город Алатырь за своим самолетом. Учебно-тренировочный биплан У-2, переоборудованный в бомбардировщик, поднимал более 200 килограммов смертоносного груза. Да и имя он  носил уже  другое: По-2.

В июле 44-го Алексеев попал на 3-й Белорусский фронт в разгар наступательной операции. Был зачислен в 24-й гвардейский бомбардировочный Юхновский авиаполк 213-й ночной бомбардировочной Витебской Краснознаменной авиадивизии. События развивались стремительно: 27  июня была освобождена Орша, а 1 июля – Борисов, что в 120-ти километрах от Орши. Еще через день наши войска вошли в Минск.

Каждую ночь, если, конечно, позволяла погода, Алексеев вылетал на боевые задания. Около двух десятков первых полетов выполнил с опытным – два ордена украшали  грудь! – штурманом Алексеем Колесником. У него молодой летчик черпал премудрости ночной воздушной  войны.

Вслед за наступающими войсками перемещались и фронтовые аэродромы: Минск, Молодечно, Мосты, Вильнюс, Каунас, Калвария, Сувалки. Если не  успевали оборудовать полевой аэродром вблизи линии фронта, то  создавали временные пункты заправки топливом – аэродромы подскока. Алексеев летал уже  с другим штурманом: Колесника сменил Константин Базекин.

Помимо бомбардировок и разведывательных полетов Алексееву случалось иногда вылетать и на свободную  «охоту»: подавлять зенитные точки и прожекторы противника, другие случайно обнаруженные цели. Такая работа была ему по душе.

Представляя 24  ноября 1944 года удачливого «охотника» к ордену Отечественной войны второй степени, подполковник Яхнис писал, что гвардии младший лейтенант Алексеев «за  период пребывания на фронте на самолете По-2 ночью произвел 88 боевых вылетов. Из них выполнено успешных на  бомбардировку войск, техники и опорных пунктов противника – 51 вылет и 16 успешных вылетов на разведку.

Участвуя в наступательных операциях по освобождению Литвы и Восточной Пруссии, подавил огонь трех орудий, одного прожектора, двух минометов, разрушил семь жилых домов в расположении войск противника. При выполнении заданий по срыву железнодорожных и автомобильных перевозок разбил и поджег восемь автомашин с грузом, отмечено два прямых попадания в железнодорожный эшелон противника, разбил три вагона и одну цистерну с горючим, три  попадания в станционные здания, разрушил железнодорожное полотно в шести местах.

18 успешных вылетов на  бомбардировку площадных целей. Все вылеты, как  в подготовительный период наступления, так и в период наступательной операции, производил при сильной ПВО. Неоднократно подвергался атакам ночных истребителей противника, но умелым маневром уходил от них  и точно выходил на цель. Так, в ночь на 29 августа 1944 года в районе Лазденен – Шилленен – Рагнит при сильном противодействии ПВО  обнаружил по дорогам движение 25 единиц автотранспорта, а в лесу скопление 50  единиц. Последующие экипажи успешно бомбили их...

Лучший разведчик, всегда доставлял ценные разведданные, особенно показал образцы мужества, смелости и настойчивости в Восточно-Прусской операции на Расейняйском и Гумбиненском направлениях где не взирая на сложные метеоусловия и усталость производил 8-9 боевых вылетов в ночь.

13 января 1945 года 3-й Белорусский фронт начал Инстербургско-Кенигсбергскую наступательную операцию. Содействуя пехоте, полки 213-й авиадивизии наращивали бомбовые удары по переднему краю противника. В отдельные ночи дивизия делала более 900 самолетовылетов. А условия для полетов были неподходящие. Зима в Прибалтике изменчива: то снежный буран, то оттепель, дождь, туман. Приходилось вести специальную разведку погоды через каждые полчаса – для полетов использовали малейший просвет неба.

26 января войска 11-й гвардейской армии, с которой 213-я авиадивизия проделала весь путь от прусской границы, с юга подошли к внешнему оборонительному обводу Кенигсберга. На завершающем этапе войны в штурме участвовал и А.И. Алексеев. Характеризуя его как мужественного, смелого и настойчивого бойца при  выполнении боевых заданий, командир полка И.С. Яхнис в представлении к ордену Красного Знамени писал: «После последнего награждения произвел 113 боевых вылетов, из них  104 боевых вылета являются успешными, из которых 82 на  разведку и 22  на  бомбардировку войск и техники врага. Замечательные образцы боевой работы показал в Восточно-Прусской операции по овладению городами Тильзит, Гольдап, Гумбинен и др. Значительную часть боевых вылетов на  разведку производил в неблагоприятных для этой цели метеоусловиях при  сильном противодействии средств ПВО противника. Однако, имея замечательные качества летчика, обладая в значительной степени настойчивостью, задания на  разведку выполнял, как  правило, успешно. В ночь  на 22 декабря 1944 года получил задачу разведать  железнодорожную станцию Ангенбург. В ночь на 18 февраля 1945 года производил разведку ледяных дорог через залив Фришес-Хафф на косу Фрише-Нерунг между пунктами Розенберг – Гросс Брух, обнаружив при этом движение автоколонны до 100 единиц. Кроме того, произвел 22 боевых вылета на  бомбометание, в результате чего нанес значительный ущерб врагу. В ночь на 1 февраля 1945 года бомбардировал северную окраину Кенигсберга, в результате бомбардировки в городе возник очаг пожара большой силы».

19 апреля 1945 года приказом командующего 1-й воздушной армии гвардии младший лейтенант А.И. Алексеев был награжден орденом Красного Знамени.

25 апреля войска 3-го Белорусского фронта овладели городом и портом Пиллау (ныне Балтийск), отрезав гитлеровцам последнюю дорогу к морю.

В эти последние дни войны самолеты Алексеева и его однополчан в вечерние часы по-прежнему поднимались в воздух и летели на косу Фрише-Нерунг, где шли завершающие бои, а также на разведку до устья Вислы и к Балтийскому морю. Ко времени капитуляции Германии Александр Иванович выполнил 412 боевых вылетов на  По-2, имел общий налет более 2000 часов, из них 800 часов ночью. День Победы отмечал на  берегу Балтийского моря в городе Эльбинге. К радости того дня примешивалась скорбь от потери верных боевых друзей.

С июля 1945 года лейтенант А.И. Алексеев служил в 76-м гвардейском авиаполку, летал на  штурмовике  Ил-2, с сентября 1946-го – в 24-м транспортном авиаполку, а с ноября 1947-го в течение года – командиром звена в 45-м отдельном учебно-тренировочном авиапланерном полку.

В ноябре 1948 года лейтенант А.И. Алексеев демобилизовался из Советской Армии и работал столяром в индустриальном техникуме города Торжка, а в сентябре 1949-го приехал в Якутию и около тридцати лет проработал в Маганском авиаотряде, летал на  По-2 и Як-12, Ан-2  и Л-410. В самых отдаленных пунктах республики бывал он на неприхотливых По-2, юрких Як-12. Длительное время Александр Иванович возглавлял звено санитарной авиации, на счету которого сотни, а может, и тысячи спасенных жизней. Только в 1953 году По-2 вылетали из Якутска 587 раз. По первому вызову Алексеев готов был подняться в воздух  на своем самолете с врачом на борту. Многие якутяне обязаны ему здоровьем и жизнью, сохраненным благодаря своевременной помощи с неба.

А еще Александр Иванович стал и в мирном небе охотником – истребителем волков. Сотни километров над белоснежной тундрой, лесотундрой и побережьем Ледовитого океана – такова география его полетов. Привычным глазом воздушного разведчика он находил на снежной целине маленькие серые точки. Волки! Заслышав  гул самолета, они пускаются во всю прыть в разные стороны. Алексеев привязывается к одному из них, и вот меткий выстрел охотника настигает хищника. Сделав отметку на карте, пилот, превратившийся в воздушного следопыта, направляет самолет по следу другого волка... Александр Иванович был непревзойденным мастером воздушной охоты на волков и мог часами рассказывать о повадках хитрого и умного зверя, об  интересных случаях на охоте. Не забывал он при  этом упомянуть добрым словом товарищей: пилота Павла Бахирева, тщательно обслуживавших самолет авиатехников Петра Мельникова и Алексея Бабенко, стрелка без промаха Владимира Сантаева.

Труд А.И. Алексеева в мирном небе Якутии отмечен орденами Ленина и Октябрьской Революции, знаком «Отличник Аэрофлота», ему присвоено звание «Заслуженный работник транспорта ЯАССР».

Якутские авиаторы с благодарностью вспоминают Александра Ивановича Алексеева, многим из них он  передал свое мастерство.